Д

Дементьев Дмитрий Петрович

5 (17) сентября 1859 – 1926
Краевед, историк

Родился в городе Ветлуге в бедной мещанской семье.
С юношеских лет пришлось ему зарабатывать средства к жизни в качестве портного, каменщика-печника, плотника. Специального образования он не получил.
В своих воспоминаниях Дементьев с горечью, а иногда и с гордостью отмечал, что «все достиг самоучкой, не имея за плечами даже церковно-приходской школы. Но любознательный юноша был достаточно грамотен, чтобы читать рукописные старинные книги, монастырские и церковные летописи, которые поставили его на путь историка-краеведа – «летописца и любителя старины».

В 1870-1880-е годы Дементьев странствовал по селам Варнавинского и Ветлужского уездов, переписывает из церковных архивов исторические документы. Эта деятельность не прекратилась, когда в 1884 году он поступает на службу урядником в село Пыщуг Ветлужского уезда, а затем объездчиком Воздвиженского лесничества того же уезда. Обращение возникшей в 1885 году Костромской Ученой архивной комиссии к населению уездов о собирании исторических источников нашло в лице Дементьева активного собирателя в пределах лесных восточных уездов Костромской губернии.

Уже в 1892 году он жертвует этой комиссией 283 своих рукописи под названием «Материалы для истории Ветлужского края». В дальнейшем пожертвования Дементьева документов продолжались, за что Ученая комиссия зачисляет его в число действительных своих членов, поддерживает с ним деятельную переписку.

В эти же 1890-е годы по материалам «Ветлужского летописца», полученного от крестьянина починка Зотово Тоншаевской волости Захара Солоницына, Дементьев написал две работы: «Краткие исторические сведения о Кажировской пустыни» и «Краткий исторический очерк Шангского городища». Костромская Ученая архивная комиссия печатает их в своем сборнике «Костромская старина» (выпуски 2, 3, 4, 5 за 1892, 1894 и 1901 годы). В этих работах Дементьев дал подробные сведения о взаимоотношениях галичских и марийских князей в период первоначального заселения русскими верховий Ветлуги, Ветлужской волости в XIV – XVII веках. Поскольку «Ветлужский летописец» и другие местные летописи, которыми пользовался Дементьев при написании своих работ, не вошли в сборник русских летописей, то изложенный в работах материал может показаться сомнительным.

Однако написанные работы Дементьева заслуживают серьезного внимания краеведов Поветлужья. Тем более, что из ученых и краеведов этим периодом истории края никто не занимался.
Дементьев обратил внимание и на гибнущие архивы ветлужских помещиков, где в коротких предписаниях господ, их приказчиков и безграмотных донесениях вотчинных старост видна реальная картина крепостнической деревни Ветлужского края XVIII – XIX веков.
Живя в Пыщугской волости Ветлужского уезда, он сумел сберечь архивный материал Архангельской вотчины В.И. Суворова (отца великого русского полководца А. В. Суворова) и архив помещика Н.М. Дурново. Архивы были обречены на гибель, поскольку предназначались на оклейку стен Воздвиженского кордона. Архивные документы были Дементьевым приведены в порядок, сделаны по ним описания и переданы в Костромскую Ученую архивную комиссию.

Позднее, в 1917 году, из этого материала Костромское Научное Общество по изучению местного края опубликовало работу Дементьева «Из прошлого Пыщугской и Заводской волостей Ветлужского уезда». Два отдельных оттиска этой работы были посланы Дементьеву (они оказались у автора данной статьи). Кроме рукописей, Дементьев собирал различные предметы старины. Часть из собранных вещей он отправил в Музей древностей Костромской Ученой архивной комиссии. Переданные вещи для создаваемого Музея в Ветлуге были похищены. С 1902 года вёл наблюдения за природой для столичных научных обществ, стал корреспондентом Пулковской обсерватории.

После октября 1917 года семья Дементьева получила земельный надел в 10 десятин. Однако положение семьи краеведа вскоре ухудшилось продразверсткой, голодом, гражданской войной. На фронт мобилизовали его трех старших сыновей. По распоряжению Варнавинского уездного Совета конфисковали вещи из его «музея древностей», которые впоследствии были утеряны.

В письме тому же Смирнову в Кострому Дементьев пишет: «Если бы не печная и не портняжная работа, то погибли бы с голоду».
Но и в эти трудные годы он остается верен краеведению, продолжил писать Барминскую, Петушихинскую летопись, просил из Костромы прислать бумаги. С апреля 1920 года Дементьев работал секретарем в волостной Совет.

В годы НЭПа в Поветлужье, как и повсеместно, развертывалось массовое движение по краеведению, утвердилось ветлужское общество изучения местного края. Молодые краеведы относились к Дементьеву как к патриарху местного краеведения, избрали его почетным членом общества, на заседаниях общества слушались рефераты о его краеведческой деятельности.
Сам Дементьев еще был бодр, вместе с семьей трудился в поле и огороде, продолжал писать саттьи для Пулковской обсерватории. В 1925 году он закончил работы: «Ветлужские монастыри и пустыни», «Кто были народы древней Бармии до прибытия славян», составил солидный 239-й том «Барминской летописи».
Похоронен на кладбище села Новоникольское Варнавинского района Нижегородской области.
Де